Николай Герасименко: «Не представляю своей жизни без собак»

    Чаще всего журналисты спрашивают депутатов Государственной Думы о серьёзных и важных государственных делах: о принятых законах, рассматриваемых законодательных инициативах, политике. Мы же решили на встрече с Депутатом Госдумы, академиком РАН Николаем Герасименко поговорить совсем о другом — о домашних животных. Зачем мы их заводим, почему любим, и что они значат для нас. Николай Фёдорович рассказал о своих питомцах — бывших и нынешних. Вот такой необычный разговор получился: о терапевтическом эффекте общения с четвероногими, о том, как они покоряют наши сердца и конечно же, о том, что наконец-то наше общество с позиций федерального законодательства изменило свой взгляд на «братьев наших меньших»: теперь они больше не воспринимаются, как имущество человека, отныне в них признали живых существ, способных чувствовать и страдать, и наделили животных некоторыми правами.

Вечный спор

— Николай Фёдорович, владельцы животных сами себя подразделяют на две примерно равные группы — тех, кто любит кошек, и тех, кто предпочитает держать в своём доме собак. Споры о том, кто лучше — кошка или собака, — не прекращаются, у каждой стороны свои веские аргументы. А вы на чьей стороне?

— Я согласен с тем, что такое разделение есть, и отношусь к любителям собак, хотя у меня живёт и кошка. Но с собаками связана моя жизнь с детства — я родился и вырос в деревне, а там собаки есть в каждом дворе. У моих родителей был пёс Джек, с которым связано немало моих детских воспоминаний. Потом я окончил школу и в 16 лет уехал в Барнаул, где поступил в медицинский институт. Студенческие годы, работа хирургом, становление в науке — всё это требовало слишком много времени и сил, так что было не до собак. Поэтому первый питомец — ротвейлер Том, появился у меня лишь лет 20 назад. Его мне подарил ой предшественник по комитету по охране здоровья тогда ещё Верховного Совета РСФСР, Заслуженный врач РФ, доктор медицинских наук Артур Александрович Аскалонов. Том тогда был пятимесячным щенком. Настоящий красавец! Был у его небольшой дефект — неправильный прикус, но это ничуть его не портило, наоборот, он был похож на плюшевого медвежонка. Со временем я буквально влюбился в эту породу и неравнодушен к её представителям до сих пор.

          

Том в Барнауле                                                     Том на прогулке в Москве

Два ротвейлера

— Какие качества в собаках вас привлекают больше всего?

— Прежде всего их преданность и самоотдача. Они больше отдают, чем требуют. Кошки — те больше требуют для себя, нежели возвращают человеку. Конечно, они тоже нуждаются в человеческом внимании, любви и ласке, но в этом плане они больше эгоистичны. Собаки — другое дело. Они всеми силами стараются угодить своему хозяину, угадать его желания, порадовать. Я могу сравнивать, потому что наблюдаю, как по-разному ведут себя мои питомцы, как они воспринимают меня и членов моей семьи, как уживаются друг с другом.

      Том был очень преданным псом. Он всегда мог поднять мне настроение, он чувствовал, когда мне тяжело, приходил, ластился, подставлял голову, чтобы я его погладил, и на душе стазу становилось легче и радостнее. Обожал повсюду сопровождать меня, особенно любил ездить на машине. Каждая такая поездка для него была настоящим праздником. К сожалению, прожил Том недолго — в возрасте девяти лет скончался от инфаркта. Его смерть была внезапной. Как-то я вернулся домой с работы, и не смог найти его. Том не встречал меня у двери, как обычно. Я нашёл его в гараже, под машиной, на которой он так любил кататься. Вот она какая — собачья преданность, в последние минуты жизни он искал меня, и видимо вспоминал наши поездки.

       Вторую собаку я решился завести только спустя год. Конечно же, это опять был ротвейлер. Только совсем другой: не плотный крепкий «медвежонок», а истощенный щенок, больше напоминавший добермана. Вместе с ним хозяева продавали симпатичных упитанных двухмесячных щенков ротвейлера, этому же, по словам продавцов, было три месяца, но он был значительно мельче и очень уж тощий. Почему-то хозяева к нему плохо относились, видимо, недокармливали и обижали, потому что щенок был очень боязлив и недоверчив. И я решил взять именно этого «заморыша», потому что понял, что ему здесь плохо и никто не будет заботиться о малыше, как следует. Моё решение укрепилось после того, как я увидел в его документах, что этому щенку уже четыре с лишним месяца. Просто от истощения его развитие замедлилось.

С Твикки на кухне! Рад, что я пришел с работы и будем гулять…

        Меня Твикки — так я назвал своего второго ротвейлера, — полюбил не сразу. Сначала он боялся всё и всех. Мне пришлось приложить немало усилий, чтобы завоевать его доверие и любовь. И он отплатил мне своей безграничной преданностью. Заниматься с ним было легко и приятно. Ротвейлеры вообще неплохо поддаются дрессировке. К тому же они отличные компаньоны. Они заглядывают в глаза, угадывают желания хозяина, стараются угодить. Вырос Твикки крупным мускулистым псом. Кстати, к здоровому образу жизни я пришёл через собак. Ротвейлеры — собаки сильные, им требуются большие физические нагрузки и длительные прогулки как минимум дважды в день по часу-полтора каждая. Я и раньше старался побольше ходить пешком, но прогуливаться одному как-то скучно, а с собакой гораздо веселее. 14 лет он был моим преданным спутником. Как и Том, он обожал ездить со мной на машине, сопровождать меня в поездках на велосипеде и лыжных прогулках. Но однажды я заметил, что с его передней лапой что-то не в порядке. Может быть, поранился на прогулке? Обращались к ветеринарам, которые подтвердили мои предположения. Один ветврач даже говорил, что извлёк из подушечки лапы осколок стекла… Время шло, а Твикки лучше не становилось. Когда мы обратились в одну из хороших столичных ветклиник, оказалось, что … никакого стекла не было! На самом деле диагноз оказался гораздо более тяжёлым — меланома. Сделали операцию, удалили часть подушечки лапы, но время было упущено. Какое-то время мы надевали Твикки специальный сапожок, чтобы он мог ходить. А потом дали знать метастазы, ничего сделать было уже нельзя и мой пёс умер буквально у меня на руках. Для моей семьи, конечно, это была большая утрата, слабым утешением был тот факт, что наш Твикки прожил довольно долгую для представителей его породы жизнь, ведь век ротвейлеров недолог — они живут обычно до 12-14 лет, и лишь единицы доживают до семнадцатилетия.

 Собака, которая улыбается

— И вашим следующим питомцем стал, конечно же, ротвейлер?

— Нет, хотя сначала такая мысль — взять третьего ротвейлера, — возникала. Но потом я решил завести собаку другой породы. Сильное впечатление на меня произвёл знаменитый фильм «Хатико», поэтому и выбрал эту довольно редкую породу акита-ину. Я много интересовался этой породой, и решил — это как раз то, что нужно. Родина собак этой породы — Япония, где их использовали, как охотников и охранников. Но в наши дни это прежде всего отличные компаньоны, они рассудительны, уравновешены, даже флегматичны, верные и преданные, к тому же отличные «психотерапевты» — чутко улавливают настроение хозяина и оказывают ему «психологическую поддержку». А о преданности акито-ину ходят легенды. Меня же расположила к этих собакам их необычная внешность. Акито-ину — это собака, которая всегда как будто улыбается. И вызывает у людей ответные улыбки. Как можно безразлично пройти мимо такого приветливого и жизнерадостного животного? Это как раз те самые собаки, с которыми так весело и интересно гулять, играть, общаться. И о жизни можно поговорить — акита тебя внимательно выслушает и даже одобряюще покивает в ответ.

     

Я выбрал необычного представителя этой породы — он у меня не рыжего окраса, а тигрового. «Официально» его зовут Кейтару, а дома он Кей или Кейчик. Могу сказать,  что мой новый питомец очень сильно отличается от ротвейлеров. С ними в определённых моментах было проще — например, в плане дрессировки. Они охотнее выполняли команды. Бросишь ротвейлеру поноску, мячик или палку — он с радостью тебе её принесёт. Акита не такие. Они — представители одной из древнейших пород, собаки самураев, такие игры ниже их достоинства. У акита — свои игры. Например, у Кея есть любимые игрушки. Одна из них была куплена в тот же день, как я его забрал к себе. А было это ровно пять лет назад. И эта игрушка — плюшевая такса, которую мы назвали Машей, — до сих пор, как новенькая. Потом появились другие игрушки ещё одна такса, прозванная Тошкой, и мохнатый ёжик. Кей относится к своим игрушкам очень бережно и аккуратно, переносит их с места на место, перекладывает, носит на прогулки. Собираясь на прогулку, всегда приносит мне тапочки. В отличие от своих предшественников, не любит плавать и терпеть не может ездить в машине. Если поездка необходима, приходится затаскивать его в автомобиль на руках. Так же и с купанием: затащишь в воду — выплывет на берег, но заходить в воду по собственной воле ни за что не станет.

— Всем известна фраза «Живут, как кошка с собакой». Как друг с другом уживаются ваши питомцы?

— Первым в нашем доме поселился Кей, британская кошка Маша была подарена нам несколько позднее. Это существо вредное и своенравное. Она всё время пытается командовать нами, считает себя хозяйкой всего дома, а поэтому все мы должны ей подчиняться. Если Кей — такой спокойный и покладистый, — ей чем-нибудь не угодит, непременно получает по носу лапой. А вообще у них сложился своеобразный вооружённый нейтралитет, открытой войны нет. Меня Маша любит больше, чем остальных, и милостиво позволяет Кейчику находиться в доме — видимо из-за своего расположения ко мне, видя, что пёс мне небезразличен. 

    

Терапевтический эффект

Как вы думаете, зачем люди вообще заводят собак, ведь это дополнительные хлопоты, заботы, обязательства, неудобства: шерсть повсюду, прогулки в любую погоду…

— Шерсть, конечно, это проблема. Кей линяет очень обильно, и его часто приходится вычёсывать. В дождливые дни — после каждой прогулки мыть лапы и живот. Прогулки акитам требуются более длительные, чем ротвейлерам, ведь эти собаки, как и все шпицеобразные, к которым они относятся, очень активны и энергичны. Но временные затраты — ничто по сравнению с пользой от здорового образа жизни, который любой хозяин акиты обязан вести. На велосипеде у меня ест специальное приспособление для поводка. Зимой же мы вместе ходим на лыжах. И почему-то лыжные прогулки Кею нравятся гораздо больше велосипедных.

При этом представители этой породы — очень сдержанные и порой даже невозмутимые. Мой Кей — не исключение. Нередко на площадке собаки выясняют, кто круче. Маленькие собачонки буквально заливаются лаем. Более крупные грозно лают и устрашающе рычат. Кей невозмутим, не обращает внимания на лай и никогда не лает сам. Первый год его жизни в нашем доме мы вообще думали, что наш пёс немой. Так вот, Кей молча хватает соперника за шею, укладывает на землю и так держит, пока я к нему не подойду. Чувство страха ему не знакомо, как и любая агрессия — как по отношению к человеку, так и к другим животным. Он никогда не нападает первым, да и в ответ на чужую агрессию никаких травм не наносит — только фиксирует до приходя хозяина.

С людьми Кей очень дружелюбен, что очень удобно, потому что его порода остается у нас редкой, и увидев такую необычную улыбающуюся собаку, многие подходят и умиляются — кто-то хочет погладить, а кто-то говорит: «какой красивый пёс», «хорошая собака» и тому подобное. А Кей стоит радостный, давая знать, что понимает все эти слова.

Утренняя зарядка с акито-ину

— Как вы считаете, существует ли некий  терапевтический эффект от общения с животными?

— Безусловно. Я сужу по своему личному опыту. Сейчас я не представляю себе жизни без собак. Они — отличные психотерапевты и вызывают положительные эмоции, как визуально, так и тактильно. Не зря многие люди, особенно дети, когда мы с Кеем проходим мимо, пытаются его погладить. Кстати, он не возражает, такое внимание ему нравится. Да и у меня самого, когда он рядом, рука сама тянется прикоснуться к его плюшевому меху. Я понимаю, что он мне нужен даже больше, чем я ему. Жизнь полна стрессов, а рядом с таким животным, всё плохое мгновенно забывается, уходит на второй план.

О людях я сужу по их отношению к животным. На своих страничках в соцсетях делаю репосты историй о том, как люди помогают братьям нашим меньшим, спасают их, дают приют. И никогда не пойму тех, кто берёт в свой дом собаку, а потом выбрасывает её на улицу, или ещё хуже — обрекает на мучительную смерть, например, привязывает к железнодорожным рельсам, чтобы поезд переехал ставшее ненужным животное, как это было в Гатчинском районе Ленинградской области в марте этого года. Не может быть добрым к людям человек, который жесток по отношению к животным. Такого просто не бывает.

 С чего начинается доброта

— В декабре прошлого года Государственной Думой Российский Федерации был принят закон «Об ответственном обращении с животными и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». Вы, как депутат Госдумы наверняка участвовали в его обсуждении. Насколько этот законодательный акт стал важным и своевременным?

— Я не только участвовал в обсуждении данного закона, но и выносил свои предложения. Закон этот очень важен, его принятия зоозащитники и просто неравнодушные к животным люди ждали десять лет. Почему так долго? У этого закона было много противников. Даже на уровне Госдумы велись разговоры: сначала надо защищать людей, а уже потом животных. По-моему, это не совсем правильный подход. Нужно защищать тех, кто не может защитить себя сам. Человек-то сам себя защитить может, а вот животное защитить себя от человеческой жестокости не в состоянии. Больше всего меня волновала защита собак от жестокого обращения. Интернет пестрит ужасными фактами издевательств над этими животными, в том числе со стороны догхантеров.

Я считаю правильным ввести уголовную ответственность за жестокое обращением со всеми домашними животными, не только с собаками. Это касается и запрета на использование животных на притравочных станциях. Чтобы они не могли убежать и сопротивляться собакам, которых на них натравливают, им нередко подрезают сухожилия или сажают на цепь. Под строгим запретом должны находиться и собачьи бои. Необходимо также решить проблему бездомных животных. Понятно, что для этого потребуются приюты. Уже существующих, которые действуют на средства спонсоров и добровольные пожертвования неравнодушных людей, явно не хватает. Нужно очень серьёзно ставить вопрос о государственной поддержке.

Кстати, в европейских странах такие меры предусмотрены. У нас же эта проблема до сих пор не решена. И, что удивительно, накануне масштабных мероприятий, таких, например, как чемпионат мира по футболу, олимпийские игры или универсиада, средства на масштабное истребление бездомных животных находятся, а на их содержание в приютах почему-то — нет. Это говорит об уровне гуманности нашего государства. Проявлять ей надо не только по отношению к людям, но и к животным. Я уверен, что будет много противников введения мер господдержки приютам для бездомных животных. Но следует помнить, что доброта к людям начинается с доброты к братьям нашим меньшим. Для себя я решил, что следующую свою собаку не стану покупать, а возьму в приюте, потому что самый преданный пёс — это тот, которого ты приютил.

Записала Елена Панфило

Фото предоставлены Николаем Герасименко

Это может быть интересно